Днепровские друзья Путина

На кого из основных политических игроков Днепра делает ставку Кремль?

В украинских СМИ последние годы в моду вошел оборот, уже успевший превратиться в журналистское клише – «друзья Путина». Он используется в отношении тех или иных западных политических сил, видящих возможность нормализации отношений с Москвой. Немецкие друзья Путина, австрийские друзья Путина, французские… И т.д.

Очевидно, что если в европейских странах существуют политические силы и партийные лидеры, готовые на взаимодействие с Россией, то в Украине – и подавно. А сейчас в Украине сложилась такая внутриполитическая ситуация, что местные элиты имеют в своих регионах влияние не меньшее, а зачастую и значительно большее, нежели центральная власть. Логично, что россияне не просто изучают расстановку сил в Одессе, Херсоне, Харькове и Днепре, но и находятся во взаимодействии с некоторыми из представителей местных кланов, которые, в свою очередь, также возлагают на эти контакты определенные надежды.

Корбан и Филатов: спасители Днепра или…

В Днепре с весны этого года тема «российских агентов» зазвучала с новой силой. Причем началось все с обвинений, которые посыпались в адрес мэра города Бориса Филатова и его давнего делового партнера Геннадия Корбана, ранее позиционировавших себя, как «спасители Днепра от Путинской агрессии» и именно благодаря этому сколотивших свой нынешний политический капитал. Примечательно, что это информационная атака совпала с обострением ситуации на российско-украинской границе. Не спадает градус обвинений и сейчас, когда обстановка вновь накалилась и угроза полномасштабного вторжения РФ выглядит реальной, как никогда ранее.

В качестве «доказательств» связи с Кремлем, Филатову и Корбану (преимущественно, конечно, последнему) вменяются в вину Иловайский котел и политические союз с ОПЗЖ. То есть истории, которым уже несколько лет. И обвинения эти, честно говоря, выглядят сильно «притянутыми за уши». Даже если допустить, что в разгроме украинской армии под Иловайском виноват лично Корбан (что представить очень и очень сложно), то важно ещё допустить, что при этом бизнесмен действовал со злым умыслом, то есть умышленно отправлял добровольцев на погибель, будучи посвященным в планы военного командования РФ.

Конечно, Корбан может напоминать кого угодно, но только Штирлица и Зорге в одном лице – в последнюю очередь.

Геннадий Гуфман

Натянуто выглядит и обвинение в союзе с «пророссийским ОПЗЖ» если учесть, что этой партией в Днепре руководит стопроцентный коммерсант по своей сути Геннадий Гуфман, которому, по большому счету, все равно под флагом какой политической силы получить доступ к бюджету и коммунальной собственности, а также авторитетный бизнесмен Михаил Кошляк, который во время Евромайдана, вместе с Корбаном и Филатовым, бежал от преследований «регионалов» в Израиль, а во время «русской весны» мобилизовал подконтрольных ему «титушек» на борьбу с местными пророссийскими активистами.

Картина, подаренная Г. Корбану: Олег Левин, Борис Филатов, Геннадий Корбан и Михаил Кошляк

Для анализа обвинений в пророссийскости Корбана и Филатова также большое значение имеют источники, продвигающие этот месседж. Так, осенью этого года свет увидел фильм, снятый неким английским журналистом, рассказывающий о контактах мэра Днепра и его бизнес-партнера с местными руководителями ОПЗЖ – все теми же Гуфманом и Кошляком. Фактически все свои обвинения в пророссийскости Геннадия Олеговича и Бориса Альбертовича автор базирует именно на этом факте. Примечательно, что в фильме представлены много спикеров с днепровского телеканала Д1, который контролируется авторитетным бизнесменом и меценатом Александром Петровским, оппонентом действующей городской власти. С большой вероятностью Александр Владимирович сам и инициировал этот фильм.

Также в этом году открыто начал обвинять Бориса Филатова в сепаратизме и его главный соперник на прошедших местных выборах Загид Краснов, который последний год координирует все свои действия с Александром Петровским и окружением последнего.

Еще одна фигура, заявляющая о сговоре с Москвой Корбана и Филатова, некто Михаил Королев, который на последних выборах был техническим кандидатом в мэры Днепра, и ранее баллотировался в депутаты от партии Загида Краснова «Громадська сила».

Резюмируя, можно сказать, что обвинения в пророссийскости Филатова и Корбана не имеют каких-либо серьезных аргументов и их распространяют политические конкуренты руководителей Днепра – Александр Петровский и Загид Краснов, которые заключили временный политический союз. Также можно смело утверждать, что на роль сателлитов россиян в Днепре не тянет и руководство местной ОПЗЖ в лице Геннадия Гуфмана и Михаила Кошляка. Геннадий Леонидович никогда не демонстрировал пророссийской риторики и даже идеологически всегда был чужд ей в отличие от таких своих бывших однопартийцев по Партии регионов, как Александр Вилкул, и, тем более, Олег Царев. Он откровенный политический конъюнктурщик, которому все равно, под каким флагом попасть во власть. Михаилу Анатольевичу же даже не чужды патриотические порывы, и, похоже, в ОПЗЖ он оказался достаточно случайно.

Великий манипулятор

А могут ли быть агентами влияния РФ в Днепре сами Александр Петровский и Загид Краснов? Ведь известно, что «Держи вора!», как правило, громче всех кричит сам вор.

Что касается Петровского, то в возможной пророссийскости его не обвиняют даже политические противники. Он один из главных, если не главный финансист Православной церкви Украины. Говорят, многое сделал для получения Томоса ПЦУ. Во время «русской весны» также в Днепре организовывал спортсменов и различный криминальный элемент для противостояния сепаратистам. Потом даже фильм об этом заказал, болезненно переживая, что все лавры спасителей Днепра достались Корбану и Филатову. Его рефлексии на эту тему можно охарактеризовать фразой: «На их месте должен быть я!». Во многом именно эта ревность объясняет поддержку Александром Владимировичем кампании по обвинению Геннадия Олеговича и Бориса Альбертовича в подыгрывании Кремлю.

А вот сын Загида Краснова, Руслан, кстати, депутат облсовета от «Громадской силы», недавно ездил в Москву, откуда он выкладывал фотографии. Да и родом Краснов из Дагестана, а в РФ сейчас проживает вся его многочисленная родня…

Однако, весьма сомнительно, чтобы Загид Геннадиевич представлял какой-либо интерес для российских кругов. У него нет ни особого политического веса в Днепре, ни влиятельных медиа, ни возможностей катализировать какие-либо процессы в местных советах и вообще – органах власти, у его команды нет интеллектуальных ресурсов для генерирования месседжей, которые бы могли мобилизовать массы или хотя бы стать близкими какой-нибудь части общества. Вообще нет каких-либо интересных идей или хотя бы набора идеологем, которые можно было бы применить на практике.

Можно предположить, что обвинения со стороны Петровского и Краснова в адрес Корбана и Филатова, которые они используют исключительно в целях политической борьбы, они не сами сгенерировали, а им их «продали». Вложили в уши. И это может быть человек, с которым Петровский регулярно общается и вместе появляется, в том числе и на публичных мероприятиях – Игорь Коломойский.

Игорь Коломойский, Валерий Кондратьев, Александр Петровский и Сергей Олейник

Самому Игорю Валерьевичу обвинять своих бывших соратников в сговоре с Кремлем не с руки – он сам последнее время ударился в пророссийскую риторику.

И теперь из его уст это не может звучать, как обвинение. А вот чтобы эту тему подняли на щит и носились с ней Петровский и Краснов – самое оно! Тем более, это отведет в некоторой степени внимание от него самого и его контактов с Москвой.

Святослав Олейник

Сегодня политической опорой олигарха в Днепре является группа деятелей во главе с экс-председателем облсовета Святославом Олейником, давнишним приятелем пророссийского политика, экс-заместителя главы администрации президента Януковича Андрея Портнова. Святослав Васильевич тесно контактирует и с пророссийским Александром Вилкулом, который еще несколько лет назад, уже во время войны, свободно общался с помощником Путина Владиславом Сурковым и договаривался о встрече с ним в одной из европейских стран. Именно Олейник подыграл Вилкулу на выборах мэра Кривого Рога с тем, чтобы его отец, Юрий Вилкул, вновь избрался градоначальником. Смог Святослав Васильевич завести в партию Вилкула «Украинская перспектива» и своего человека – Юрия Симонова, которой избрался от нее в облсовет. Параллельно Симонов был одним из руководителей партейки «Команда Днепра», которую Коломойский и Олейник прикупили перед последними местными выборами.

Хорошие отношения у Святослава Васильевича и с беглым Олегом Царевым. А вот с организациями правого патриотического толка Олейник всегда имел натянутые отношения. Так что если сегодня в регионе и есть политическая сила, которую россияне могут рассматривать как проводника своих интересов, то это союз кланов Вилкулов и Олейника, который, в свою очередь, является полностью человеком Игоря Коломойского.

Как известно, если хочешь что-то надежно спрятать, спрячь это на самом видном месте. Пророссийская риторика последних лет Игоря Коломойского плюс его специфическое окружения в Днепре не оставляют сомнения относительно того, кто в регионе наиболее близок РФ. Да и активное участие Игоря Валерьевича в войне 2014 года на стороне Украины вовсе не тот фактор, который сейчас должен осложнять его взаимоотношения с окружением Владимира Путина. Наоборот, как показывает опыт Чеченских воин, Кремль умеет и готов переманивать на свою сторону тех, кто эффективно ему противостоит на поле боя – пример клана Кадыровых очень красноречив.

И, безусловно, Игорю Валерьевичу очень удобно, что в пророссийскости громко обвиняют Филатова и Корбана. Это дает возможность под шумок относительно незаметно проводить свою политику в регионе, а также влиять на процессы на высшем государственном уровне, как через своих людей в Верховной Раде, так и в Офисе Президента, не вызывая пристального интереса у днепрян, с интересом наблюдающих за информационной дракой совсем других политических персон.